Фондовый рынок20.01.10 09:32
Навешивание ярлыков

{FIG.1}Экономический спад затрудняет объективное восприятие "Восточной Европы"


В этом определении никогда не было логики, а сейчас оно становится еще и дискредитирующим. "Восточная Европа" - географический курьез, включающий Чехию (находится по середине континента), но не Грецию или Кипр (которые будто бы расположены в "западной" Европе, а на самом деле находятся на юго-востоке). В этом также мало смысла с исторической точки зрения: данный регион охватывает страны (например, Украина), которые десятилетиями входили в Советский блок, а также те страны (скажем, Албания), которые были незначительно связаны с Союзом. В некоторых из этих стран существовали жесткие плановые экономики; в других были версии "местного коммунизма" (Венгрия) или "самоуправляемого социализма" (Югославия). Будучи безосновательным уже в 1989г. этот ярлык вообще стал бессмысленным, поскольку после падения коммунизма пути этих стран разошлись. Почти 30 стан, которые когда-то назывались коммунистическими, сейчас имеют больше отличий, чем сходств. Однако название "Восточная Европа" предполагает не только общую судьбу в условиях тоталитарного строя, но и кучу проблем: тяжелую историю тогда; неэффективное руководство и экономические бедствия сейчас. Экономический спад показал, насколько обманчив такой подход. Обеспокоенность по поводу "заражения" от латвийского банковского кризиса привела к увеличению премий за риск в стабильных при других обстоятельствах экономиках, таких как Польша и Чешская Республика - нонсенс, основанный на восприятии посторонними страхов других посторонних лиц. На самом деле самые серьезные финансовые трудности сейчас переживает Исландия, а самые большие дефициты бюджета в Европейском Союзе прогнозируются в следующем году не на ослабленном экс-коммунистическом "востоке", а в Британии и Греции. Новое афинское правительство борется с дефицитом бюджета размером минимум в 12.7% от ВВП и, возможно, максимум в 14.5%. Эта проблема недавно обсуждалась в Греции членами Европейской комиссии.


Ни одна из десяти "восточных" стран, вступившая в ЕС, не находится в таком плачевном положении. Здесь есть и передовики, и консерваторы, и вполне современные места, и регионы, напоминающие о прошлых беспорядках. К примеру, Словения и Чешская Республика достигли уровня жизни, зафиксированного в Португалии, беднейшей стране "западного" лагеря. Ни одна из них серьезно не пострадала от экономического спада. Некоторые экс-коммунистические страны имеют более высокий кредитный рейтинг, чем старые члены ЕС, и могут брать более дешевые кредиты. Словакия и Словения присоединилась к Еврозоне, чего не сделали Швеция, Дания и Британия. Эстония - по крайней мере, так кажется со стороны - одна из наименее коррумпированных стран в Европе, которая легко опережает по этому показателю членов-основателей ЕС, например Италию. Следует выделить три категории. Одна из них включает пять бывших автократических республик Советского Союза, расположенных в Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан). Их едва ли можно отнести к "Европе", хотя десятая часть (размером с Британию) Казахстана (примерно 200000 кв. км) располагается непосредственно в Европе. Также в этом году Казахстан председательствует в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе - совещательном органе, созданном после холодной войны (Вена). Однако ни одна из бывших среднеазиатских республик СССР не стала членом Совета Европы (еще один совещательный орган и блюститель прав человека, Страсбург). Вот в чем проблема. Определение "Европа" так же недостоверно, как и слово "восточный".


Все эти бывшие советские республики отличаются друг от друга (Таджикистан - бедное, a Казахстан - предприимчивое государство). Однако маловероятно, что хоть одна из них вступит в ЕС в нашу эпоху. Отсюда вытекает вторая категория: потенциальные члены союза. Сюда в первую очередь входят безусловные кандидаты на членство, такие как Хорватия и другие небольшие государства, расположенные на западе Балканского полуострова, например, Македония. Эта категория включает и такие проблемные страны, как Турция и Украина и даже - в перспективе, лет через 20 - четыре другие бывшие советские республики Грузию, Молдову, Армению и Азербайджан (последняя, возможно, при поддержке Турции). Третья и самая сложная категория - группа из 10 стран, образовавших в 2004г. крупное объединение, которое было расширено в 2007г. В эту группу входят и образцовые граждане ЕС - эстонцы (недавно пострадавшие от кризиса недвижимости, однако готовые получить в этом году разрешение на присоединение к евро), Румыния и Болгария, коррупция и организованная преступность в которых, соответственно, уже стали притчей во языцех в Брюсселе. Восемь из них (за исключением Румынии и Болгарии) уже присоединились к Шенгенскому соглашению. Большинство (за исключением Польши) также договорились об отмене виз с Америкой. Все (в отличие от членов ЕС - Австрии, Кипра, Ирландии и Мальты) являются членами НАТО.


Некоторая обеспокоенность по-прежнему сохраняется: незначительная в странах входящих или соседствующих с ЕС, и более сильная среди тех, кто ожидает членства или тех, кому оно не светит. Упущенные из-за коммунистического прошлого возможности и ключевые посты в международных организациях все так же вызывают раздражение (по словам некоторых, еще одно последствие дискредитирующего ярлыка "Восточная Европа"). Негативное наследие прошлого, например всемогущие секретные агенты и архивы тайной полиции, дают возможность для шантажа и нанесения другого вреда, особенно в странах со слабо развитыми институтами. Могущественная служба госбезопасности Литвы, VSD, находится в центре политического скандала, однако волна опасений по поводу беззакония и иностранного вторжения прокатилась от Балтики до Черного моря. Четыре страны - Польша и страны Балтии - серьезно обеспокоены ревизионизмом России (или реваншизмом). Венгрия, Чешская Республика и Словакия тоже обеспокоены, но больше энергетической и экономической безопасностью, чем военной угрозой. Однако в других странах, например, в бывшей Югославии, такие страхи просто озадачивают и кажутся паранойей.


И новые, и будущие члены нуждаются в капитале. Им всем нужно много иностранных денег (из сейфов ЕС, рынков капитала и за счет иностранного банковского кредитования) для приведения экономик в соответствие со стандартами остального региона. Однако приемлемость категории под названием "новые страны-участницы" со временем определенно снижается. В Оксфордском университете по-прежнему существует "Новый колледж", чье название в 1379г. прекрасно подходило для того, чтобы выделить его в существовавшей структуре университета. Сейчас это выглядит несколько странно. Поляки, чехи, эстонцы и другие надеются рано или поздно избавиться от эпитета "новые", чтобы о них могли судить по их достоинствам, а не по прошлому.


По материалам The Economist Источник: ProFinance.Ru - Новости рынка Форекс